Dr. JUMMA MARRI BALOCH
Home » Articles » Interviews

За освобождение Белуджистана

Корреспонденты нашего портала встретились с одним из лидеров Движения за освобождение Белуджистана, находящимся в настоящее время в Москве. В связи с тем, что все действия этого человека находятся под пристальным контролем пакистанских спецслужб, мы по соображениям безопасности не раскрываем его подлинного имени. В дальнейшем мы будем именовать его доктор Санаи.
Доктор Санаи является выходцем из семьи белуджийских аристократов. Находясь в Москве, он любезно согласился рассказать о ситуации в пакистанской провинции Белуджистан и возможных геополитических изменениях в Южной Азии.

-Расскажите, пожалуйста, о ситуации в Белуджистане . Из сообщений масс-медиа мы знаем о том, что существуют планы по переносу действий американского военного контингента в рамках т.н. афганской «антитеррористической кампании» в Белуджистан.

- Вы правы, в Белуджистане действительно сложилась сложная ситуация. Для того, чтобы понять ее, необходимо дать ретроспективный обзор нашей недавней истории. В 1947г. британские колонии в Индии получили независимость, после чего произошел раздел страны на два государства: индуистское (Индия) и мусульманское (Пакистан). В состав Пакистана англичане включили и ханство Келат, населенное белуджами. Однако дело в том, что Белуджистан формально никогда не входил в состав колонии Британская Индия! Келат был полунезависимым княжеством, находившимся в вассальной зависимости от Англии. Узнав о такой несправедливости тогдашний хан Келата отправился в Лондон, настаивая на создании независимого государства белуджей. Англичане ответили ему, что Белуджистан включен в состав Пакистана, т.к. белуджи – мусульмане, как и пенджабцы, синдхи, другие народы Пакистана. Хан резонно ответил, что при такой логике надо и Пакистану объединяться с другими мусульманскими государствами, например, Египтом или Ираком. В дальнейшем белуджи ощутили на себе все прелести единого государства. Их права игнорировались, язык и культура не получали развития, лучшие земли отнимались для колонистов из Пенджаба, а коренное население вытеснялось в пустыню.
Дважды белуджи поднимали крупные восстания: в 1963 и 1973гг. В 1973г. на восстание против правительственных войск поднялись 50 тысяч белуджей. В то время страна была ослаблена после неудачной войны с Индией и провозглашения независимости Бангладеш (до 1972г. Бангладеш входил в состав Пакистана в качестве провинции Восточный Пакистан – прим. ред.). Пакистанская армия находилась в деморализованном состоянии. Помощь Пакистану в подавлении восстания оказал тогдашний шах Ирана Реза Пехлеви. В состав Ирана тоже входят белуджийские земли и шах боялся, что сепаратизм перекинется на его территорию. Шах выделил тогдашнему пакистанскому пермьеру Зульфикару Али Бхутто 600 млн. долларов, беспрецедентную по тому времени сумму, на восстановление армии. Поселения белуджей в первый раз подвергались бомбардировкам с воздуха, в которых тоже принимали участие иранские пилоты.
Восстание удалось подавить, и многие деятели освободительного движения бежали в Афганистан, тогда еще к президенту Дауду. Находясь в Кабуле, мой отец установил контакты с советским посольством. Он просил у СССР помощь для создания независимого Белуджистана . После ввода в Афганистан советских войск мы действительно получили помощь. И белуджи не остались в долгу. Белуджи Афганистана оказали поддержку советским войскам в афганских провинциях Нимроз и Гильменд. Можно сказать, что «шурави» в Афганистане опирались в северных провинциях на таджиков и узбеков, в южных – на белуджей. В Пакистане белуджи не пускали на свои земли афганских моджахедов и даже вели с ними вооруженную борьбу.

- А как складывалась Ваша политическая деятельность после вывода советских войск из Афганистана?

— После вывода советских войск и смерти президента Зия уль-Хака многие пакистанские белуджи вернулись на родину. Тем более, что новый премьер Беназир Бхутто (ее муж Зардари наполовину белудж) даже пообещала Белуджистану автономию. В девяностые годы в пакистанском Белуджистане была ситуация неустойчивого равновесия. Все на что-то надеялись.
К сожалению, обещания властей оказались блефом. Ситуация еще более ухудшилась после прихода к власти генерала Мушаррафа, показавшего себя врагом белуджийского народа. В планы Мушаррафа входило даже разделение Белуджистана на три части. Северные районы должны были отойти к пуштунской Северо-Западной Пограничной провинции, южные приморские – к Синду, а коренное население планировали вытеснить в самые пустынные и бесплодные центральные районы. Одной из причин этого плана были наши природные богатства. Белуджистан по потенциальным запасам природного газа может соперничать с Алжиром. На нашей территории расположены крупнейшие в Южной Азии месторождения золота и меди (данная информация не является блефом. 1 июля в газете Asian Times появилась информация о том, что канадская компания «Бэррик голд» и чилийская «Антофагаста» планируют вложить в разработку золото- и меднорудного месторождения Рико Дик в Белуджистане 3 млрд. долларов даже вопреки предостережениям мировых консалтинговых агентств).

— Как вы прокомментируете строительство китайцами порта Гвадар на территории Белуджистана и настойчивое проникновение Китая в Пакистан в последнее время?

-Традиции китайско-пакистанского стратегического партнерства насчитывают уже более сорока лет. Китаю выгоден Пакистан и как стратегический союзник против Индии и как кратчайший путь транспортировки в Синьцзян углеводородов. Это можно осуществлять через Гвадар. Но обратите внимание: пакистанцы одной рукой отдают китайцам концессии на порт Гвадар, а другой позволяют американцам строить в Белуджистане крупный аэродром. Это обусловлено тем, что Пакистан хочет для поддержания своей геополитической стабильности опираться как на Китай, так и на США. Китай оказывает ему военную и дипломатическую помощь. Американцы и Саудовская Аравия предоставляют кредиты. Интересно, что пакистанская армия сражается с талибами на совей территории, но пакистанская разведка оказывает поддержку талибам в Афганистане.

- Возможно это делается потому, что Талибан – это пуштунское движение, а на территории Пакистана проживает более двадцати миллионов пуштунов. Пуштуны занимают видное место среди пакистанского офицерского корпуса, так что Исламабад просто не может не помогать талибам.

- Это действительно так, но здесь присутствует и еще один фактор. Пакистанская элита рассматривает Афганистан как свою зону влияния. Ее мечта состоит в том, чтобы создать конфедерацию в составе Пакистана и Афганистана, как это было во времена Великих Моголов и Бабура. Вообще пакистанские стратеги считают свою страну наследницей империи Великих Моголов (а опосредованно и империи Чингис-хана) и Арабского халифата. А значит их территориальные претензии распространяются и на бывшую советскую Среднюю Азию и Индию. В свое время, когда в 1999г. между двумя странами дело чуть не дошло до военного столкновения, генерал Мушарраф заявил индусам: хоть нас и меньше, и экономика у нас слабее, мы все равно вас победим. Во-первых, мы мусульмане и не боимся умереть, убитые воины в любом случае станут шахидами и попадут в рай. Во-вторых, в Индии есть пятая колонна Пакистана – 200 миллионов мусульман, а в Пакистане индийской агентуры влияния нет.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы российско-пакистанских отношений?

- Сегодня Пакистан, заигрывая со всеми соседями кроме Индии, хочет получить гарантии безопасности и от России. Я знаю, что начальник пакистанского Генштаба приезжал в Россию и предлагал сотрудничество по широкому кругу вопросов: от борьбы с терроризмом и экстремизмом до сотрудничества в прокладке газопроводов. Дело в том, что сейчас рассматривается очень невыгодная для России перспектива постройки газопровода «Набукко» в Европу. Однако туркменский и казахский газ туда не пойдет. Единственный вариант – подключение к проекту Ирана. Пакистанцы говорят: «Давайте мы будем содействовать газопроводу IPI (Иран-Пакистан-Индия). Тогда весь иранский газ пойдет в восточном направлении и в Европе у вас не будет конкурентов. Но полностью доверять Пакистану нельзя. Он никогда не был другом России. Пакистанцы все равно будут конкурировать с Россией в ее бывших республиках в Центральной Азии и играть роль форпоста Саудовской Аравии на Среднем Востоке.

- Что бы Вы могли пожелать России?

- Более активно проводить свою политику на Ближнем и Среднем Востоке, в Южной Азии. России нельзя пассивно наблюдать за событиями. Вы должны быть сильнее и хитрее, воздействовать на ситуацию в Афганистане и Пакистане. Стратегия американцев состоит в том, чтобы окружить Россию проблемными зонами в СНГ (Грузия, Украина, Белоруссия), чтобы вы думать забыли обо остальном мире и стали второразрядной державой с постоянными проблемами на границах. А потом они будут переносить нестабильность внутрь ваших границ: на Северный Кавказ, в Чечню, Татарстан, на Дальний Восток. России нужна наступательная, а не оборонительная политика.

Подготовил Александр Кузнецов

http://www.gumilev-center.af/archives/1996

Category: Interviews | Added by: drmarri (09.02.2017)
Views: 198 | Tags: Russia, Baloch struggle, Pakistastan, human rights, Balochistan | Rating: 5.0/1
Total comments: 0
avatar